Контакты:

+7(960) 701-0000
     moneta-vip@mail.ru

      

    

 

 

ПЛАТИНОВАЯ МОНЕТА РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ
 


В 1822 г., на частных нижнетагильских приисках, была открыта платиновая руда. Вскоре это открытие повторилось и на казенных гороблагодатских, и в 1827 г. на С.-Петербургском монетном дворе скопилось до 11 пудов чистой платины1.

Чтобы найти верный сбыт этому металлу, добыча которого с каждым годом обещала возрастать, а вместе с тем доставить и государству значительный доход, бывшему тогда министром финансов, графу Егору Францовичу Канкрину, пришла мысль чеканить из платины монету. Мысль эта была одобрена императором, причем Николай Павлович выразил желание, чтобы было запрошено мнение компетентных лиц о чеканке денег из этого металла. За решением вопроса граф Канкрин решается обратиться к знаменитому ученому Александру Гумбольдту, с которым он уже раньше находился в переписке и пользовался советами по разным вопросам относительно управления финансами. Препроводив Гумбольдту, через графа Алопеуса, 1 1/2 фунта платины, министр письмом от 15 августа 1827 г., просил его совета в этом деле2.

Главнейшие причины неудобства чеканки металлических денег из платины состояли в затруднении для непривычного глаза отличить ее от серебра, в неопределенной стоимости ее на рынках и в крайне сложных химических процессах при очищении платины перед чеканкой.

Канкрин писал Гумбольдту, что думает придать новому средству платежа величину полтинника с совершенно отличной от него чеканкой, при двойном сравнительно с ним весе — в 4 золот. 82 14/25 долей и ценой в 582 1/2 коп. сер., а с издержками чекана в 17 1/2 коп. = 6 руб. Но так как число 6 не подходило к десятичному делению нашей денежной системы, то, вместо кружка в 4 зол. 82 дол., чеканить половинного веса — в 2 зол. 41 дол. и приравнять его к червонцу, который обращается в торговле по 3 руб., хотя стоит 2 руб. 85 коп.; если бы номинал этот показался слишком высоким, то Канкрин считал возможным уменьшить его так, чтобы дензнак весом в 4 зол. 82 д. стоил 488 коп. серебр., а с 12 коп. на издержки чекана ровно 5 руб. При этом он прибавлял, что золотник платины с промывкой, очисткой и прочее обходился в 67 коп., следовательно 4 з. 82 дол. стоили казне 385 к., остальное составляло ее прибыль.

Не ожидая ответа от Гумбольдта министр, 8 марта 1828 г. предписал Департаменту горных и соляных дел приготовить штемпеля для 3 рублей платиной с обозначением веса ее в 2 зол. 41 дол. Департамент немедленно возложил эту работу на вардейна Петербургского двора Эллерса, к которому и доставлен был рисунок; по утвержденным министром оловянным слепкам со штемпелей, приказано изготовить платиновый образец в количестве нескольких десятков штук, но без огласки, до получения окончательного ответа Гумбольдта3.

Сверх ожиданий Гумбольдт высказался против введения таких денег. По собранным им сведениям оказалось, что котровки платины были крайне непостоянны; так, в 1822 г.— три талера за лот, в 1825 — 7 и 8 талеров, а в 1827 г. стоимость опять упала до пяти талеров. При том платина не имела почти практического применения, так что скопление тяжелого металла в банке или на Мон. дворе было бы только обременением. Поэтому Гумбольдт советовал, если желают дать сбыт металлу, то делать из него знаки отличия, ордена и прочее.

Но подобные предметы, сделанные из платины, имеют грубый, некрасивый вид и, пожалуй, даже жалкий вид.

Мнение Гумбольдта не поколебало Канкрина; ему удалось получить высочайшее соизволение на выпуск денег из платины, и 24 апреля 1828 г. обнародован «Именной указ о чеканке умеренного количества платиновой монеты» с разрешением принимать ее в платежах по добровольному согласию, вывозить за границу и переделывать в изделия. Новые деньги делать из казенного металла, а заводчикам, за приносимую собственную платину, отпускать ими же, вычитая потерю при очищении и передельные расходы4. Подделка их подлежала тем же узаконениям, как и за деньги из других металлов.

Новый вид денег был выпущен номиналом в три рубля. На лицевой стороне помещен государственный герб, а на оборотной — 3 рубли на серебро, год и буквы: С. П. Б. и круговая надпись: 2 зол. 41 доля чистой уральской платины. Гурт рубчатый. Стоимость ее принята впятеро против чистого серебра, а величина — как серебряный четвертак.

На другой день по выходе указа, граф Канкрин послал Гумбольдту письмо, в котором «поставлял себе за особое удовольствие — препроводить ему один из этих белых червонцев»...

Чеканка должна была производиться под непосредственной ответственностью вардейна Эллерса и исправляющего должность обер-берг-пробирера Соболевского в соединенной лаборатории Департамента горных и соляных дел и горного корпуса.

Чеканка платины была крайне затруднительна и медленна, так что в неделю можно было очистить платины не более трех пудов, из которых выходило чистого металла два пуда, а кружков получалось 2200 и около 30 фунт. обрезков. Очищение сырой платины и приведение ее в ковкое состояние производилось в лаборатории, а все другие работы на Мон. дворе.

Сырую платину растворяли в царской водке, нагревали до окончания разложения, потом, остудив, сливали, выпаривали до густоты сиропа и прибавляли нашатыря. Таким образом получалась нашатырная платина в виде желтого порошка, который промывали до трех раз, высушивали и прокаливали и получали губчатую платину, которую прессовали, проковывали и затем плющили в полосы. Для работы необходимы были в лаборатории три комнаты. Передел платины, плющение полос, прорезка из полос кружков, браковка, вес и счет происходили на С.-Петербургском дворе. Опилки и оставшийся сор отправляли опять в лабораторию, где их подвергали тем же манипуляциям, как и сырую платину. При работах велись шнуровые книги, в которых приход записывался по лаборатории, а расход по двору, с означением содержания чистой платины и стоимости. Кроме того имелся особый журнал, в который вписывалось ежедневно все относящееся до производства — как-то: материал, число рабочих и прочие расходы. Шнуровые книги и журнал сдавались за подписью и печатью Департамента горных и соляных дел.

Цена металла в чистом виде выходила из стоимости готовой продукции двора без учёта затрат на очищение и выделку, составляя 1 руб. 23 141/233 коп. за один золотник; очищение обходилось 30 копеек медью, что составляло примерно 6.5% на золотник чистого металла, а затраты на выделку должны калькулироваться, исходя из реального опыта. Приблизительная калькуляция на основе этих экспериментов показала, что издержки достигают 2.6% на 1 кружок (двенадцать копеек медью на 1 золотник). По 1-ой стоимости учитывался чистый металл в любой форме, а 2-я устанавливалась при выдаче поставщикам готовой монеты за сырой металл и для отпуска нужной суммы на очищение и обработку металла.

Ремедиум или терпимость в весе установлена была в 1/300 веса на кружок (т.е. по одной копейке сер. более или менее), а на тысячу кружков по 1/1000, что составляет один кружок более или менее определенного веса. А приравнивая этот ремедиум к золотому, на кружок которого полагалось по 1 доли, можно было уменьшить платиновый на кружок до 1/233 веса, тем более, что количество новой монеты было на первый раз невелико. Сдача платиновых денег в казначейство производилась счетом и весом в мешках, в каждом по тысяче кружков — в порядке, установленном для золота и серебра.5

Смета стоимости чеканки была передана на рассмотрение Комитета министров, который постановил 25 мая 1828 г.:

1) Суммы, необходимые на расходы по очищению платины и чеканке из нее новых дензнаков заимствовать из оборотного капитала.

2) Посторонние металлы: иридий, осмий, палладий, медь, железо, а иногда серебро и золото, которые остаются в промывных водах, собрать и хранить особо; опилки и обрезки, полученные при переделке, свешивать, класть в особый ящик с приложением к нему печати и оставлять до накопления в достаточном количестве для переработки.

3) От частных лиц, при их поверенных, принимать платину, содержащую в ста фунтах не менее 70 проц. чистой. Из этого количества следует удержать за потерю металла при переделке 35 1/2 золотников.

Таким образом, за сто фунтов платины выдавалось готовыми деньгами из неё 69 фун. 60 1/2 зол. или 2754 кружка. Затем взыскивали ассигнациями: а) за очищение платины и проковку ее в полосы по 70 коп. с кружка — всего 1927 руб. 86 коп., за передел по 28 коп. с кружка — всего 771 руб. 12 коп. Итого — 2698 руб. 92 коп. ассигнациями6.

Кроме того, для определения надлежащей пробы постановлено, при приеме каждой партии сырой платины, отвешивать по десяти золотников для пробы, а в случае нужды и контр-пробы, которые доставлять в соединенную лабораторию за печатями Петербургского двора и обер-берг-пробирера. Для удаления всякого сомнения насчет верности веса, заготовить два экземпляра весовых гирь, совершенно сходных,— один для лаборатории, а другой для двора.

26 июня 1829 г. был дан высочайший указ Сенату и обнародован 14 августа о принятии в казенных местах монет из платины по узаконенному номиналу7.


 


 
Платиновые трехрублевики или платинники принимались довольно охотно, отчасти, быть может, из-за новизны. Трудность чеканки, а также желание выпустить их на большую сумму, побудили министра представить государю императору доклад (30 сентября 1829 г.) о приготовлении двойных платинников или 6-рублевиков. Рисунок, сделанный надворным советником Рейхелем, был одобрен императором. Тип оставался тот же. На лицевой стороне — герб, а на оборотной — 6 руб. на серебро, год и буквы С. П. Б., с надписью вокруг: — 4 зол. 82 доли чистой уральской платины. Ребро рубчатое. Величиной шестирублевик был с серебряный полтинник8. 30 ноября 1829 г. дан Сенату именной указ, о том, что шестирублевики должны быть приняты в обращение на том же основании, как и трехрублевики.



 
В следующем (1830 г.) министр финансов подал всеподданнейший доклад о приготовлении платинового 12-рублевика (квадрупль). Для изготовления рисунков его, а также для улучшения медальерного искусства, был приглашен через графа Алопеуса прусский медальер Губе. Двенадцатирублевик был того же типа, как и предыдущие номиналы, но содержал 9 золотн. 68 долей чистой платины. Таким образом, в обращение были введены платиновые денежные знаки трех номиналов9.



 
В том же году именным указом было дозволено вывозить за границу беспошлинно золотые, серебряные и платиновые деньги российского чекана, не свыше 100 руб. без всякого объявления до 2000 руб.— со словесным, а выше того — с письменным объявлением. Если же суммы, подлежащие словесному или письменному объявлению, провозились тайно через таможни, то взыскивался штраф по 10 процентов; в случае же провоза мимо таможен — по 25 процентов, не исключая и дозволенных, без объявлений, 100 руб. Штраф выдавался в награду открывателям. Если русская монета найдена была с контрабандой, то, кроме штрафа, остальное взыскивалось, как пеня10.

Высочайшими указами 11 декабря 1830 г., 5 января 1831 г. и 10 мая 1833 г. был вновь разрешен прием полноценных денег во все подати и платежи, кроме откупных и долговых по Пермской губернии и земле Войска Донского, причем повелено принимать серебро и платину по курсу серебряного рубля в три рубля 60 коп., а золотую — в 3 руб. 75 коп. ассигнациями11.

Платина не встречала препятствий при платежах, принималась довольно охотно и вероятно впоследствии заняла бы среднее место между серебром и золотом, как вдруг явились обстоятельства, которые нанесли роковой удар по ней.

В 1843 г. один из опекунов малолетнего Демидова, князь Волконский, заявил, что добыча платины в Российской империи сократилась до 3 пудов, и потому нужно открыть продажу ее в Лондоне и Париже по установленной правительством стоимости. Но добыча платины и у нас к этому времени значительно сократилась. И вот возник вопрос — не следует ли в виду этого совсем прекратить чеканку платины? Однако, прежде чем окончательно решить его, было постановлено, сделать годичный или двухгодичный опыт, а потому продолжать чеканить её, но только в таком количестве, чтобы удовлетворить в свое время заводчиков за металл, добытый ими до 1 апреля 1844 г., объявив им секретно, что продажа платины, добываемой после 1 апреля, не может быть принята здесь или за границей впредь до окончательных мероприятий. А до этого срока разрешался вывоз и ввоз металла как раньше. А таможенной службе предписано отслеживать объёмы монет из платины, пересекающих границу России. И если кто-либо ввозил или вывозил не менее полусотни платинников одновременно, то их задерживали для отправки на проверку в Санкт-Петербург. Этот шаг был вызван стремлением понять, не чеканят ли русские платинники за границей. По сметам таможен с 1840 по 1844 гг. значилось платины и металлических денег вообще: вывоз — на 167 745 руб., а ввоз — 49 585 руб., следовательно вывоз более ввоза на 118 160 руб. Министерству финансов предложено собрать верные сведения о количестве платины, вне империи добытой и впредь добытой и впредь ожидаемой, о котировках и сбыте ее в Англии, Франции и Гамбурге, а в виде опыта послать за границу от 20 до 30 пуд. металла очищенного и частью сырого на продажу12. Но 16 февраля 1845 г.13 воспрещен вывоз платиновой монеты заграницу. Ввоз таковой оставлен свободным в продолжении 4 месяцев. С вывозимой платины во всех видах по европейской и азиатской границам, через первоклассные таможни повелено взимать пошлину по 50 коп. сер. с золотника, привоз же платины во всех видах воспретить. Страх перед возможностью массовой фальсификации платиновых денег настолько захватил министра финансов, что он исходатайствовал о совершенном прекращении их чеканки, на что и последовал высочайший указ от 22 июня 1845 г. По этому указу14 повелено учредить во всех казначействах обмен их в течение шести месяцев, на золото и серебро. По истечение же указанного срока не принимать платинники, как в казенных платежах, так и для обмена; частным лицам не воспрещалось платить ею при торговых сделках между собою, по добровольному на то соглашению.

Как раз тогда в Европе платина повсеместно подешевела, в связи с чем вывести из оборота все дензнаки из этого металла за короткий срок стало трудновыполнимой задачей для казны. Тогда появилась идея растянуть вывод из оборота платинников на гораздо более длительный срок либо вовсе сохранить их в обращении на неопределённое время. Однако Вронченко решил, что надо положить конец этому явлению потому, что, как он считал, платина «не вписывается» в общие рамки российской валютной системы и не обращается полностью на равных с серебром или золотом, а из-за разницы между номинальной и внутренней стоимостью есть риск массового изготовления фальшивок, что может нанести огромный убыток государству. Исходя из этого, пришли к выводу о необходимости остановить выпуск платиновых монет. А в Казначейство сообщить данные об обёмах их эмиссии по каждому номиналу, произведённой С.-Петербургским двором15.

Как выяснилось, за восемнадцать лет (1828 - 45) платиновых денег было в общей сложности отчеканено: трёхрублевиков на 4 121 073, шестирублевиков на 89 082, а двенадцатирублевиков на 41 688 руб., а всех номиналов - 4 251 843 руб.16. По годам объёмы выпуска составляли:


Года

Трехрублевики

Шестирублев.

Двенадцатируб.

Всего

1828

60 069 руб.

-

-

60 069 руб.

1829

130 347 руб.

4968 руб.

-

135315 руб.

1830

318 078 руб.

51 660 руб.

1428 руб.

371 166 руб.

1831

259 500 руб.

16 704 руб.

17 556 руб.

293 760 руб.

1832

197 301 руб.

9012 руб.

13 224 руб.

219537 руб.

1833

253 620 руб.

1812 руб.

3060 руб.

258492 руб.

1834

272 916 руб.

66 руб.

132 руб.

273114 руб.

1835

415 512 руб.

642руб.

1524 руб.

417 678 руб.

1836

131 256 руб.

66 руб.

132 руб.

131 454 руб.

1837

138 909 руб.

1518 руб.

636 руб.

141 063 руб.

1838

145 536 руб.

72 руб.

144 руб.

145 752 руб.

1839

6 руб.

12 руб.

24 руб.

42 руб.

1840

3 руб.

6 руб.

12 руб.

21 руб.

1841

50 763 руб.

1020 руб.

900 руб.

52 683 руб.

1842

436 734 руб.

726 руб.

1380 руб.

438 840 руб.

1843

517 005 руб.

762 руб.

1464 руб.

519 231 руб.

1844

643 512 руб.

24 руб.

48 руб.

643 584 руб.

1845

150 006 руб.

12 руб.

24 руб.

150 042 руб.

Итого

4 121 073 руб.

89 082 руб.

41 688 руб.

4 251 843 руб.

 


---------------

В момент изъятия из обращения платины, финансы наши находились далеко не в блестящем положении. Причины этого заключались в непрестанных войнах,— сначала в долгих наполеоновских, Персидской и Турецкой, а затем в Польской кампании. Последующие годы не помогли улучшению финансов, так как постоянно возрастал военный бюджет, да и, кроме того, пришлось сделать 130-миллионный заем для покрытия расходов по постройке Николаевской железной дороги, обошедшейся правительству по 217 000 руб. за 1 версту! Все это привело к тому, что к 1848 г. государственный долг возрос до громадной суммы — 828 миллионов руб.

Вспыхнувшие вскоре Венгерская и Крымская войны, вызвали новые займы и новые выпуски бумажных денег, что увеличило цифру государственного долга до 1 700 000 000 руб.17. Такое громадное наращение долга потребовало решительных и неотложных мер к упорядочению финансов. Потерпев неудачу с конверсией 5% займов на 4% в 1856 г., правительство решается изменить самую денежную систему, думая такой мерой хоть несколько поднять постоянно падающую покупательную способность бумажного рубля. Для этого в 1859 г. при Департаменте горных и соляных дел назначается комиссия, в состав которой вошли: тайный советник Шигаев, генерал-лейтенант Армстронг, т. с. фон Гец, т. с. барон Мейендорф, т. с. Гагемейстер, д. с. с. Небольсин, д. с. с. Бутовский; д. с. с. Ключарев, генерал-майоры Гернгросс, Бутенев и с. с. Кёне. Кроме того, в некоторых специальных вопросах постановлено запрашивать мнение у академика Якоби.

Комиссия предложила ввести как денежную единицу серебряный рубль, содержащий — 100 долей чистого серебра, причем сборные кружки в 5, 10 и 15 руб. чеканить из платины, предварительно установив цену на этот металл (более крупные номиналы в 20 и 40 руб. - из золота). Введение в обращение платины комиссия мотивировала тем, что внутренние качества этого металла, значительный его запас, находящийся в С.-Петербурге и возможность усилить его добычу в значительном размере, говорят в пользу этого предположения, подкрепляемого еще и тем, что хотя платиновые дензнаки высочайшим указом 9 июня 1845 г. и были изъяты из обращения, но часть их, не поступившая в казначейства, находится в обращении внутри России, принимаясь без всякого затруднения в платежи за товар по своему номиналу, так что сами менялы охотно принимают ее в размен на другие металлические деньги и кредитные билеты, со сбавкой кружка в 3 руб. лишь от 1 1/2 до 2 коп., что составляет значительно меньший промен против кредитных билетов.

«Возобновление чеканки платины поможет возродить пришедшую в упадок платинодобывающую отрасль, повысить стоимость этого металла, и что всего важнее,— значительно способствовать поддержанию курса бумажных денег, как потому, что из имеющейся ныне платины в весьма непродолжительное время можно было бы пустить в обращение довольно большое количество монеты, так и потому, что, при некотором усилии, разработка месторождений может увеличиться, примерно на 700 000 руб. с. ежегодно».

С прекращением чеканки, платиновая промышленность действительно пришла в упадок: на приисках, где раньше добывалось ежегодно до 100 и более пудов, добыча платины стала производиться только попутно с золотом, почему и поступавшая в казну узаконенная подать — 10% натурой — была весьма незначительна. К 1859 г. на С.-Петербургском дворе имелось платины в виде старых денег — 445 пудов 4 ф. 4 зол. 71 доля, по номиналу на 2 118 678 руб. и 452 п. 342 18 ф. 85 зол. 50 долей в других видах. Со времени открытия платины в России (1822 г.) по 1845 г. ее добыто:


На казенных заводах

39 пуд

3 фун.

90 зол.

64 дол.

На частныхзаводах

2683 пуд.

31 фун.

50 зол.

13дол.

Всего

2722 пуд.

35 фун.

43 зол.

77 дол.

 
 


Из этого числа, как мы видим выше, в 1859 г. на дворе имелось платины:


В монете

445 пуд.

4 фун.

4 золот.

71 дол.

На других видах

452 пуд.

18 фун.

85 золот.

50 дол.

Всего

897 пуд.

22 фун.

90 золот.

25 дол.

 

С 1845 г. было несколько продаж этого металла по нижеследующим котировкам:


С 1846 по 1850

за пуд от 3191 руб. до 3603 руб.

С1850 по1853

за пуд от 3191 руб. до 3200 руб.

С1853по1857

за пуд от 3191 руб. до 3400 руб.

 

В 1857 г. парижскому фабриканту Кеннесену — по 3150 р. за пуд 40 пуд. по высочайшему повелению.


В 1859 г. иностранному мастеру Генту

по 3250 руб. за пуд

30 пуд.

В 1859 г. банкирам Штиглицу и Ко

по 3400 руб. за пуд

30 пуд.

В 1860 г. банкирам Штиглицу и Ко

по3300 руб. за пуд

30 пуд. 20ф.

 

Комиссия нашла, что в 1828 г., выпуская новые денежные знаки, правительство не имело в запасе достаточного количества металла, почему должно было покупать его дорого, а номинал их превышал стоимость металла; но впоследствии разность эта заметно сократилась и в 1843 г. только на 15% превышал парижскую стоимость металла в изделиях, которые выдавались по 1000 фр. килограмм, а в нашей монете килограмм стоил 1145 фр. Денежная система была раньше настолько удовлетворительна, что всякий, имеющий право на получение денег из казны, домогался получить их ассигнациями, а не серебром или золотом, почему и не было насущной надобности в платинниках. Между тем, в 1859 г. имеется масса кредитных билетов и введение платины дало бы возможности изъять из обращения бумажных денег на несколько миллионов рублей. Следовало только ввести её на более правильных основаниях, и она имела бы важное преимущество перед бумажными деньгами, как имеющая существенную ценность и не требующая никакого за себя обеспечения. Из запасов ее можно было прямо выпустить некоторое количество, а заводчикам объявить, чтобы они доставляли сполна всю добываемую ими платину в казну, с выдачей за это соответственной суммы новыми деньгами из этого металла, с исключением пошлины и расходов за очистку и передел; остатки же его при обработке поступали бы в казну.

Количество повсеместной добычи платины, необходимое для установления на нее котировки, с точностью определить было нельзя, но довольно близкое понятие можно было получить по ввозу ее во Францию, где производство платиновых изделий было наиболее распространено.

По сведениям таможен, представленных академиком Якоби18, во Францию было ввезено платины:


С 1827 -1836 гг.

72 кг (4 п. 15 фун. 78 зол. 36 дол.)

На сумму 216 797 франков

или 54 199 руб.

С1837- 1846 гг.

220 кг (13 п. 17 ф. 20 зол. 78 д.)

На сумму 684 100 франков

или 171 025 руб.

С 1847-1856 гг.

395 кг (24 п. 4 ф. 52 з. 611/2 д.)

На сумму 1 185 184 франков

или 296 296 руб.

С 1857 – 1858 гг.

756 кг (46 п. 6 ф. 6 з. 90 дол.)

На сумму 2 269596 франков

или567 399 руб.

 

 

Все права защищены. ©
ООО «Альбион-С» 2011.

yandex

Разработка сайта студияИнсайт